Святая память о войне. Архивные документы свидетельствуют

12 мая 2024

Документальные свидетельства о материальном ущербе и зверствах фашистов на территории Наро-Фоминского и Верейского районов в годы Великой Отечественной войны 

В фондах Центрального государственного архива Московской области хранятся документы военного времени исполкомов Наро-Фоминского горсовета, Наро-Фоминского и Верейского райсоветов за 1941-1945 годы. Это протоколы заседаний исполкома, решения исполкома, списки участников обороны Москвы, акты вручения медали «За оборону Москвы», «За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 г.г.», характеристики награждённых, переписка с организациями по эвакуации населения, письма с фронта.

Материалы по ущербу, причинённому немецко-фашистскими захватчиками нашему району, в количестве 26 единиц хранения были переданы по акту от 17.08.1966 из Наро-Фоминского архива в Государственный архив Московской области. Наро-Фоминский архив располагает копиями некоторых документов, в которых изложена горькая правда о войне. Сухие цифры статистики, а за ними — ужасающая картина бедствий. В Наро-Фоминском районе было оккупировано 64 населённых пункта. И из них полностью сожжено и разрушено 22 деревни. Например, в д. Таширово из 60 домов уцелело только два. В селе Каменском осталось 6 домов из 150. Под огнём гитлеровцев в Наро-Фоминске только 17 октября погибло 400 мирных жителей. Всего за период оккупации города погибло 1824 нарофоминца. В городе было полностью разрушено 17 фабричных трехэтажных и пятиэтажных домов, 21 — двухэтажных домов и 60 – одноэтажных домов. Разрушен Дом Советов, дом связи, роддом, новая амбулатория, 5 школ, ткацкая фабрика на 100 %, прядильная — на 60 %. Мост, соединяющий две части города, был взорван. Полностью были разрушены связь, водопровод, электросеть и военный городок. В г. Верее после изгнания немецко-фашистских оккупантов из 64 домов половина были разрушены полностью, 32 дома — на 50% и требовали капитального ремонта. По состоянию на 1943 год 33 семьи красноармейцев, военнослужащих и инвалидов отечественной войны находились без крова и были обречены жить в разрушенных сараях, землянках в антисанитарных условиях.

На заседании седьмой сессии исполкома Наро-Фоминского райсовета от 17 февраля 1942 г. рассматривался вопрос о восстановлении хозяйства района, разрушенного немецкими оккупантами. В решении сессии отмечено следующее: «Восемь месяцев длится Великая Отечественная война. Начиная эту кровавую бойню, гитлеровский сброд рассчитывал покончить с нашей страной молниеносно. Но это были только планы, под сокрушительными ударами Красной Армии гитлеровские полчища покатились обратно на запад, бросая танки, пушки, автомашины и устилая пути своего бегства тысячами трупов солдат и офицеров… 26 декабря 1941 г. был освобожден г. Наро-Фоминск, а в первых числах января весь район.

 

Кратковременное хозяйничанье   гитлеровцев нанесло нашей стране, и в том числе Наро-Фоминскому району, неисчислимые бедствия. Полностью сожжено 22 населенных пункта, 1235 домов, 20 школ, 104 скотных двора и конюшни, уничтожено и уведено 560 лошадей, 1740 коров 1710 свиней и 3950 овец. Разграблено 1500 тонн колхозного картофеля, 1000 тонн зерна, 66.000 тонн сена». За время оккупации Наро-Фоминского района фашисты совершили чудовищные злодеяния. Об этом свидетельствуют десятки архивных актов, сведений и ведомостей ущерба. Эти материалы составлены очевидцами фашистских зверств.

В архивных документах Боровского горсовета Калужской области имеется акт от 14 августа 1948 г. «О произведенных злодеяниях немецко-фашистскими захватчиками в период оккупации». В нём зафиксирован тот факт, что «в октябре 1941 г. при оккупации немецкими войсками Боровского района и части Наро-Фоминского района, граничащего с Боровским, немецкие оккупанты насильно выгнали всё мирное население из г. Наро-Фоминска и близлежащих деревень в г. Боровск. Полторы тысячи женщин, детей и стариков были загнаны в помещение краеведческого музея, расположенного в Боровске на пл. Революции 1905 г. Само помещение было холодное, полы цементированные, стены кирпичные, оконные стёкла побиты, отопления не было. Пища не выдавалась, лишь украдкой от немецкого конвоя население Боровска приносило продукты и этим кое-как поддерживали пленённых.  В помещении стоял зловонный запах, состояние было исключительно антисанитарное. Люди были обовшивленные, одеты в лохмотья, ноги обмотаны тряпками, так как немецкие солдаты тёплую обувь отобрали. Десятки детей, стариков и женщин умирали от холода и голода. Трупы из помещения не выносились, а складывались штабелями у стены». При освобождении Боровска, как свидетельствуют документы, в данном помещении было обнаружено 467 трупов женщин, детей и стариков.

Фашисты жестоко расправлялись с мирным населением. Так, зверски был убит житель г. Наро-Фоминска Михаил Алексеевич Ахапкин в возрасте 75 лет за сопротивление во время снятия с него валенок, у него были отрезаны уши и нанесены штыковые ранения. Работница прядильно-ткацкой фабрики Анна Макеева бежала из плена и была снова схвачена, подверглась истязаниям за отказ показать дорогу на деревню Котово. Фашисты поставили её к стенке перед пулеметом, но чистая случайность помогла ей остаться в живых — появились наши самолёты, и немцы в панике бежали. Бывший председатель Ивановского сельсовета Ильманов Николай Иванович был также замучен фашистами, избит, на бедре вырезана полоска кожи, прострелены ноги. Председатель Настасьинского сельсовета Соловьёв при допросе подвергся пыткам, после чего был брошен в холодный подвал, затем его снова пытали и в бессознательном состоянии выбросили на мороз, где он и скончался. Реброва Степанида Степановна, колхозница д. Ерюхино Атепцевского сельсовета, подверглась избиению фашистами за то, что она просила не уводить последнюю корову, т.к. она имеет пятерых детей. Её мужа Алексея Ивановича, колхозного бригадира, немцы расстреляли за то, что у него был русский противогаз, убили и его пожилого отца — Ивана Ивановича.

2 августа 1944 года был составлен акт об издевательствах над жителем д. Колодкино Верейского района Фроловым Василием Фроловичем. «Наша деревня подверглась оккупации со стороны немцев.12 ноября 1941 года нас выгнали из д. Колодкино, а Фролова Василия Фроловича оставили в деревне работать на немцев. Они заставляли 64-х летнего старика выполнять непосильные работы: пилить и таскать дрова, топить печи, кипятить бельё, чистить сапоги и т.д. Фролов категорически отказался от этих работ, за что был зверски убит и выброшен на поле. В апреле месяце 1942 года … был найден труп Фролова Василия Фроловича в окопе».

Весной 1942 года, с началом таяния снега в адрес исполкома Наро-Фоминского райсовета поступали донесения от председателей сельсоветов по уборке трупов на их территориях. Так, от председателя Настасьинского сельсовета были поданы следующие сведения о количестве собранных трупов убитых мирных граждан: в Плесенском-8 человек, в Шапкино-13, Редькино-18, Настасьино-9, Новоникольское- 9, Чешково-3, Алешково-5. В донесении председателя Большегорковского сельсовета указано 8 человек. Это лишь небольшая часть сведений.

Зверской расправе подвергались и военнослужащие Красной Армии. Так, за период оккупации на территории Архангельского сельсовета Верейского района было расстреляно до 150 человек бойцов и коммунистов Красной Армии, шедших из окружения. Трупы погибших были похоронены в селениях Васькино, Архангельское, Зубово, Красково, Цыплино, Дуброво. 20 декабря 1941 года в деревне Клин Василисинского сельсовета были зверски убиты три красноармейца, в той же деревне немецкие изверги загнали в пчельню гражданина Матвеева Ивана Никифоровича пятьдесят пленных красноармейцев и при отступлении сожгли их заживо.

Читать об этом тяжело. Но и забыть мы об этом не вправе. Склоняем головы перед подвигом мучеников. Вечная память тем, кто достойно вынес эту тяжкую ношу судьбы…Светлая память.

 

 

Отправить в:
Gmail
Mail.Ru
Яндекс.Почта